Zuruck zur Startseite  
     
 

Archiv - Pressespiegel

 
     
Uber uns
Termine
Arbeitsfelder
Archiv
Pressespiegel
Publikationen
Fotogalerie
Mitgliedschaft
Kontakt
Impressum
 

ГЕРНОТ ЭРЛЕР: ИНТЕГРАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИХ РЕСПУБЛИК НЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ


Интервью с Гернотом Эрлером, депутатом бундестага, заместителем парламентской фракции СДПГ, председателем Германского общества друзей Казахстана
Интервью Галины Нуртазиновой, "КонтиненТ", №9(22)3-16 мая 2000

www.continent.kz

Господин Эрлер, мы находимся в вашем новом бюро немецкого бундестага в центре Берлина, где уже нет живописного успокаивающего вида на Рейн, а под окнами бурлит знаменитая Унтер ден Линден и над зданием напротив развевается российский триколор. Изменились ли векторы германской политики с переездом в Берлин, можно ли говорить о так называемой "внешней политике Берлинской республики"?

Для нас очень важно сохранить преемственность немецкой политики боннских времен политикой берлинской. И я считаю неверным утверждение, что Берлинская республика будет проводить другую внешнюю политику. Ее основные принципы остались прежними, хотя переезд в Берлин означает географическое смещение германской столицы в центр событий, ближе к восточным землям Германии и нашим восточным соседям. Берлин все больше становится центром политической и культурной жизни, центром европейского обмена. Так что пребывание в этом огромном городе, несомненно, отразится на нашей внешней политике.

После прихода в октябре 1998 года к власти социал-демократов в коалиции с "зелеными" вы стали заместителем главы фракции СДПГ в бундестаге по вопросам внешней политики и известны как один из специалистов по Восточной Европе. Чем обусловлен ваш особый интерес к этому региону? Каковы сегодня основные направления восточной политики Берлинского правительства?

Еще в университете я занялся историей стран Восточной Европы и изучал славянские языки. Затем десять лет сам преподавал в немецких университетах историю этих стран. Поэтому с момента моего первого избрания в бундестаг в 1987 году я стал одним из немногих специалистов по Восточной Европе во фракции СДПГ. Что касается восточной политики Германии, то на сегодня важным для нас является, конечно же, Юго-Восточная Европа. Мы пытаемся предотвратить здесь появление новых конфликтов, которые, подобно косовскому, могут снова привести к войне. Наш важнейший лозунг здесь - Пакт стабильности для Юго-Восточной Европы. Другим важным направлением является расширение на восток Европейского союза. На сегодня мы имеем двенадцать официальных кандидатов на вступление в ЕС. Расширение на восток - центральный и непростой вопрос европейской интеграции. Он очень важен для Германии, поскольку речь идет о ее соседях. Третьим важным направлением восточной политики Германии является стабильность ее восточных соседей, прежде всего России и Украины, а также остальных государств СНГ, включая весь Кавказско-Каспийский регион. Здесь мы хотели бы не просто хорошего соседства, а всемерного укрепления экономических связей и такого развития, которое не допускало бы возникновения военных конфликтов, подобных чеченскому, которые отбрасывают развитие всего региона и затронутых войной стран на много лет назад.

Поскольку наше интервью - для казахстанского журнала, вполне правомерно задать вам вопрос о состоянии германо-казахстанских отношений...

Я вижу, что и сегодня, спустя десять лет после распада Советского Союза, по-прежнему идет сложный процесс определения отношений новых независимых государств с Москвой. Это касается и Казахстана, особенно зависимого от России в силу значительного числа проживающего в нем русскоязычного населения и в то же время по понятным мотивам заинтересованного в самостоятельном, независимом развитии. Мы очень заинтересованы в установлении солидных и честных партнерских отношений России с бывшими союзными республиками. Среди новых государств Центральной Азии Казахстан имеет для Германии особое значение в силу традиционных экономических связей, сложившихся еще в прежние времена. Ваша страна с ее огромной территорией и природными богатствами может стать для Германии интереснейшим торговым партнером. Кроме того, это страна, откуда к нам прибыли более 800 тысяч немцев, принесших с собой информацию о Казахстане.
В последнее время мы наблюдаем интересную тенденцию возрастания интереса к региону Центральной Азии. Казахстан, расположенный на Великом Шелковом пути и являющийся важным звеном планируемого здесь евро-азиатского коридора, сегодня интересен прежде всего в культурном и туристическом плане, обусловленном привлекательностью темы Шелкового пути. Но я уверен, что в будущем все больше будет возрастать потребность в информации об экономических возможностях, предоставляемых этим евро-азиатским коридором, который, конечно же, будет носить иной характер, чем классический Шелковый путь.

Вы затронули тему евро-азиатского коридора, создание и функционирование которого предполагает тесное сотрудничество стран региона. К сожалению, центробежная тенденция пока преобладает среди стран СНГ, об интеграции центральноазиатских государств пока больше говорится, чем делается. Что могли бы принести странам Центральной Азии их кооперация и совместное выступление на международной арене?

Мне представляется, что внутренней интеграции центральноазиатских республик нет альтернативы. Темпы развития этого региона зависят от иностранных инвестиций, а их приток предполагает наличие интегрированного экономического пространства. Пять центральноазиатских стран вместе взятые создают экономическое пространство с населением в 60 млн. человек. Величина такого порядка становится интересной для международных инвестиций. Напротив, по отдельности каждая из пяти республик региона слишком мала, чтобы предложить интересный рынок. Но есть еще и политические причины, диктующие необходимость интеграции. Это прежде всего стабильность в регионе, которая может быть обеспечена только путем координации политики этих стран. По существу, в каждой из стран Центральной Азии, вокруг Каспийского моря и вокруг Кавказа имеются потенциальные или скрытые очаги конфликтов на этнической почве. И лишь совместные усилия по сохранению стабильности с учетом интересов всех сторон позволят предотвратить разжигание этих конфликтов. А без стабильности в регионе нельзя ожидать притока иностранных инвестиций. Политическая и экономическая интеграция центральноазиатских республик - вещи взаимосвязанные.

Вы заметили, что в германо-казахстанских отношениях обязательным элементом стал фактор переселенцев немецкой национальности из Казахстана. Они стали частью немецкого общества, внесли в жизнь Германии новые мотивы. Естественно, казахстанцев интересует судьба их бывших соотечественников, как проходит их интеграция в Германии?

В программу нынешнего федерального правительства входит делать как можно больше для интеграции всех переселенцев из других стран, прибывающих в Германию для длительного проживания. С юридической точки зрения, казахстанские или российские немцы являются гражданами Германии и потому наделяются как правами, так и обязанностями нормального немецкого гражданина. У нас накоплен хороший опыт интеграции немцев из Казахстана, которые прибыли к нам в прошлые годы. Это были очень гибкие и предприимчивые люди, хорошо подготовленные к жизни на новой родине и прежде всего хорошо знающие немецкий язык. К сожалению, сегодня интеграция казахстанских немцев проходит сложнее, и прежде всего потому, что многие выезжающие из Казахстана немцы не отвечают требованиям более или менее безболезненной интеграции в экономическую жизнь Германии. Не обладая достаточными знаниями немецкого языка, они живут своими замкнутыми группами, что никак не способствует их вхождению в трудовую жизнь Германии. Поэтому тем, кто еще раздумывает о переезде в Германию, надо реально взвесить свои шансы. И ни в коем случае у них не должно возникать ложное представление о том, что переселенцы автоматически становятся в Германии привилегированными. Все зависит от знания немецкого языка, квалификации и настроенности на интеграцию.

Господин Эрлер, беседуя сегодня с депутатом бундестага, невозможно удержаться от вопроса о политическом скандале, вызванном незаконными способами финансирования христианско-демократической партии. Каковы, на ваш взгляд, его последствия для дальнейшего политического развития Германии?

Весь этот скандал с финансированием определенных партий очень постыден для Германии. Но он имеет, по крайне мере, одну положительную сторону: вовсей Европе будут теперь осторожнее с критикой других стран, когда речь идет о схожих явлениях. Я хотел бы указать на то, что решающим фактором при оценке последствий происшедшего будет то, насколько убедительно этот скандал будет расследован. Пока мы имеем функционирующее общество и функционирующую демократию, подобная противозаконная практика, согласно нашей конституции, обязательно будет расследована, что и происходит сейчас. При этом мы видим и функционирующее разделение властей в нашем обществе, когда, с одной стороны, идет судебное разбирательство дела, а сдругой - проводится парламентское расследование, для чего создана специальная комиссия бундестага и проводятся парламентские дебаты. В результате дискуссий после выяснения сути дела мы сможем сделать и законодательные выводы, касающиеся дальнейшего развития нашей партийной системы и ее финансирования, чтобы в будущем предотвратить или затруднить подобные нарушения.

Zuruckzurück